Битва за Дубно — Луцк — Броды 1941

Боевые действия в битве под Дубно—Луцком—Ровно 27 июня 1941 года.
Боевые действия в битве под Дубно—Луцком—Ровно 27 июня 1941 года.

 

Битва за Дубно—Луцк—Броды (известно также под названиями битва за Броды, танковое сражение под Дубно—Луцком—Ровно, контрудар мехкорпусов Юго-Западного фронта и т. п.) — крупнейшее танковое сражение в истории, состоявшееся с 23 по 30 июня 1941 года. В нём приняло участие пять мехкорпусов РККА (2803 танков) Юго-Западного фронта против четырёх немецких танковых дивизий (585 танков) вермахта группы армий «Юг», объединённых в Первую танковую группу. Впоследствии в бой вступили ещё одна танковая дивизия РККА (325 танков) и одна танковая дивизия вермахта (143 танка). Таким образом, во встречном танковом бою сошлись 3128 советских и 728 немецких танков (+ 71 немецкое штурмовое орудие).

  

Соединения Красной армии, имевшие на данном участке фронта подавляющее техническое превосходство, не смогли нанести противнику существенных потерь в живой силе и технике, а также оказались не в состоянии перехватить стратегическую наступательную инициативу и изменить ход боевых действий в свою пользу. Тактическое превосходство Вермахта и проблемы в Красной армии (плохо налаженная система снабжения танковых корпусов, отсутствие прикрытия с воздуха и полная потеря оперативного управления) позволили немецким войскам выиграть сражение, в результате чего Красная армия потеряла огромное количество танков.

Горящий Т-34 в поле под Дубно.
Горящий Т-34 в поле под Дубно.

 

Бронетехника Вермахта и РККА

 

На 22 июня 1941 года в составе всей немецкой Группы армий «Юг», в районе наступления  которой состоялось данное сражение, было 728 танков, включая не менее 115 не имевших вооружения «командирских танков» Sd.Kfz. 265 и около 150 танков, вооруженных 20-мм пушками и/или пулеметами и (Т-I и Т-II). Таким образом, собственно танков – в общепринятом понимании этого слова – у немцев было 455 штук (Т-38(t), Т-III и Т-IV).

 

Общее списочное количество танков в составе механизированных корпусов советского Юго-Западного фронта составляло 3 429 штук (кроме этого, некоторое число танков имелось в составе стрелковых дивизий фронта). Однако, три корпуса из шести практически находились в стадии формирования, и только 4-ый, 8-ой и 9-ый механизированные корпуса могли рассматриваться как вполне боеспособные соединения. В их составе числилось 1 515 танков, что более чем в три раза превосходило количество противостоящих им немецких танков с пушечным вооружением. Кроме того, в составе этих трех боеспособных корпусов числился  271 танк типов Т-34 и КВ, которые не только намного превосходили по вооружению и бронированию самые лучшие на тот момент немецкие танки, но и были почти неуязвимы для штатных противотанковых средств Вермахта.

 

Предшествующие события

 

22 июня 1941 г. после прорыва в полосе 5-й армии генерала Потапова на стыке с 6-й армии Музыченко 1-я танковая группа Клейста выдвинулась в направлении на Радехов и Берестечко. Генштаб решил ударами в направлении Рава-Русская Люблин и Ковель Люблин окружить основную группировку противника на ЮЗФ и в последующем помочь Западному фронту.

 

В Директиве НКО СССР от 22.06.1941 № 3, завизированной Жуковым, значилось:

 

г) Армиям Юго-Западного фронта, прочно удерживая границу с Венгрией, концентрическими ударами в общем направлении на Люблин силами 5А и 6А, не менее пяти мехкорпусов и всей авиации фронта, окружить и уничтожить группировку противника, наступающую на фронте Владимир-Волынский, Крыстынополь, к исходу 26 июня овладеть районом Люблин. Прочно обеспечить себя с краковского направления.

 

В процессе обсуждения директивы в штабе ЮЗФ посчитали что операция по окружению с выходом к Люблину невозможна.

 

Предложение начальника штаба Юго-Западного фронта генерала Пуркаева — отвести войска и создать сплошную линию обороны по старой границе, а после контратаковать также было отвергнуто.

 

Решили нанести удар тремя мехкорпусами (15-й , 4-й ,8-й мехкорпуса) с фронта Радзехов Рава-Русская на Красностав и одним мехкорпусом (22-й мехкорпус) с фронта Верба Владимир-Волынский на Красностав. Цель удара не окружение (как требовала директива), а разгром во встречном сражении главных сил противника.

 

Во исполнение принятых решений, 23 июня с юга на Радзехов выдвинулся 15-й мехкорпус Карпезо без 212-й мотострелковой дивизии, оставленной для прикрытия Брод. В ходе столкновений с немецкой 11-й танковой дивизией частями было доложено об уничтожении 20 танков и бронемашин и 16 противотанковых орудий немцев. Радзехов удержать не удалось, во второй половине дня немцы захватывают переправы на реке Стырь у Берестечко.

 

Прорыв к Берестечко заставил штаб ЮЗФ отказаться от прежнего решения, 8-й МК из под Яворова уже в 15:30 23 июня получает приказ двигаться на Броды. 

 

В течение 24 июня штабом фронта совместно с представителем Ставки ГК — Жуковым было принято решение нанести контрудар по немецкой группировке силами четырёх мехкорпусов одновременно создавая тыловой рубеж обороны стрелковыми корпусами фронтового подчинения — 31-м, 36-м и 37-м. В реальности указанные части находились в процессе выдвижения к фронту и вступали в бой по мере прибытия без взаимной координации. Некоторые части в контрударе участия так и не приняли. Целью контрудара мехкорпусов Юго-Западного фронта был разгром 1-й танковой группы Клейста. В ходе последующего сражения по немецким войскам 1-й тгр и 6-й армии наносили контрудары советские 22-й, 9-й и 19-й мехкорпуса с севера, 8-й и 15-й мехкорпуса с юга, вступив во встречное танковое сражение с немецкими 11-й, 13-й, 14-й и 16-й танковыми дивизиями.

Подбитые танки Т-26 19-й танковой дивизии 22-го механизированного корпуса на шоссе Войница—Луцк.
Подбитые танки Т-26 19-й танковой дивизии 22-го механизированного корпуса на шоссе Войница—Луцк.

 

Действия сторон в контрударах с 24 по 27 июня

 

24 июня 19-я танковая и 215-я мотострелковая дивизии 22-го мехкорпуса перешли в наступление к северу от шоссе Владимир-Волынский — Луцк с рубежа Войница — Богуславская. Атака оказалась неудачной, лёгкие танки дивизии напоролись на выдвинутые немцами противотанковые орудия. 19-я тд потеряла более 50 % танков и начала отходить в район Торчина. Сюда же отошла и 1-я противотанковая артбригада Москаленко. 41-я танковая дивизия 22-го мк не участвовала в контрударе. Оборону на реке Стырь у Луцка заняла выдвинувшаяся 131-я моторизованная дивизия 9-го мехкорпуса генерала Рокоссовского.

 

19-й мехкорпус генерал-майора Фекленко с вечера 22 июня выдвигался к границе, выйдя передовыми частями вечером 24 июня на реку Икву в районе Млынова. Утром 25 июня разведбат немецкой 11-й танковой дивизии атаковал передовую роту 40-й танковой дивизии, которая охраняла переправу у Млынова, и потеснил её. 43-я танковая дивизия мехкорпуса подходила в район Ровно, подвергаясь атакам с воздуха.

 

К утру 26.06.1941 г. обстановка была следующей. 131-я сд, отступив ночью из Луцка, занимала фронт от Рожище до Луцка, за её позиции отходили через Рожище войска 19-й тд, 135-й сд и 1 аптбр. Луцк занимала немецкая 13-я тд, 14-я тд находилась у Торчина. Далее от Луцка до Торговицы оборона отсутствовала, в течение дня оборону должны были занять танковые дивизии 9-го мк, находившиеся утром в районе Олыка-Клевань. Немцы подвели к Торговице 299-ю пд. От Торговицы до Млынова занимал оборону по реке мотострелковый полк 40-й тд 19-го мк РККА. У Млынова занял оборону стрелковый полк 228 сд 36-го ск РККА, против него действовала немецкая 111-я пд. Танковые полки 40-й тд и пехотный полк 228 сд находились в лесу у Радова в резерве. В районе Погорельцы действовал мотострелковый полк 43-й тд, в районе Младечного стрелковый полк 228 сд. Против них занимала район Дубно-Верба немецкая 11-я тд. Далее от Сурмичей до Судобичей оборона отсутствовала, 140-я сд 36-го ск ещё не вышла на этот рубеж. Далее от Судобичей до Кременца оборонялась 146-я сд 36-го ск. В районе Кременца оборону держала 14-я кд 5-го кк.

 

С утра 26 июня немецкие дивизии продолжили наступление. Немецкая 13-я тд с утра отбросила части 131 мд за перекрёсток дорог Луцк-Ровно и Рожище-Млынов, и повернула на Млынов. Позиции у Луцка были переданы 14-й тд. Танковые дивизии Рокоссовского должны были выйти в район прорыва немецкой 13-й тд во второй половине дня, а до этого дорога была открытой. Двигаясь по ней, 13-я тд во второй половине дня вышла в тыл советской 40-й тд, которая вела бои с 299 пд у Торговицы и 111-й пд у Млынова. Этот прорыв привёл к беспорядочному отходу 40-й тд и полка 228 сд к Радову и севернее.

 

Немецкая 11-я тд наступала двумя боевыми группами, танковая группа отбросила советскую пехоту 43-й тд и полк 228 сд к Крылову и Радову, заняла Варковичи. Немецкая мотобригада 11-й тд, двигаясь через Сурмичи, встретила юго-восточнее Липы походные колонны советской 140-й сд, которые не выдержали внезапного столкновения и в беспорядке отошли к югу, к Тартак. 43-я танковая дивизия 19-го мехкорпуса силами 79 танков 86-го танкового полка прорвала оборонительные позиции заслонов немецкой 11-й танковой дивизии и к 6 часам вечера ворвалась на окраину Дубно, выйдя к реке Икве. Из-за отступления на левом фланге 140-й дивизии 36-го стрелкового корпуса, а на правом 40-й танковой дивизии оба фланга 43-й тд оказались незащищёнными, и части дивизии по приказу командира корпуса начали после полуночи отходить от Дубно в район западнее Ровно. С юга, из района Топоров, на Радехов наступал 19-й тп 10-й тд 15-го мехкорпуса генерала И. И. Карпезо с задачей разгромить противника и соединиться с частями 124-й и 87-й стрелковых дивизий, окружённых в районе Войницы и Милятина. 37-я танковая дивизия мехкорпуса в первой половине дня 26 июня форсировала реку Радоставка и продвинулась вперёд. 10-я танковая дивизия столкнулась с противотанковой обороной у Холуева и вынуждена была отойти. Соединения корпуса подверглись массированному налёту немецкой авиации, во время которого был тяжело ранен командующий генерал-майор Карпезо. 8-й мехкорпус генерала Д. И. Рябышева, совершив с начала войны 500-километровый марш и оставив на дороге от поломок и ударов авиации до половины танков и часть артиллерии, к вечеру 25 июня начал сосредотачиваться в районе Буска, юго-западнее Бродов.

 

С утра 26 июня мехкорпус вошёл в Броды с дальнейшей задачей наступать на Дубно. Разведка корпуса обнаружила немецкую оборону на реке Иква и на реке Сытенька, а также части 212-й моторизованной дивизии 15-го мехкорпуса, накануне выдвинутой из Бродов. Утром 26 июня 12-я танковая дивизия генерал-майора Мишанина преодолела реку Слоновку и, восстановив мост, атаковала и к 16.00 часам захватила город Лешнев. На правом фланге 34-я танковая дивизия полковника И. В. Васильева разгромила вражескую колонну, взяв около 200 пленных и захватив 4 танка. К исходу дня дивизии 8-го мехкорпуса продвинулись в направлении Берестечко на 8-15 км, потеснив части 57-й пехотной и мотобригаду 16-й танковой дивизий противника, отошедших и закрепившихся за рекой Пляшевка. Танковый полк 16-й тд продолжил наступление в направлении Козин. Немцы направили в район боёв 670-й противотанковый батальон и батарею 88-мм зенитных орудий. 212-я мсд РККА не получала приказа на поддержку удара 8-го мк. К вечеру противник уже пытался контратаковать части мехкорпуса. В ночь на 27 июня мехкорпус получил приказ выйти из боя и начать сосредоточение за 37-м ск.

 

Действия сторон в контрударах с 27 июня

 

Командующий 5-й армией генерал-майор М. И. Потапов ещё в разгар боёв предыдущего дня, не зная о прорыве немецкой 13-й тд у Луцка, отдаёт приказ танковым дивизия 9-го мк, находившимся на тот момент в р-не Новосёлки-Олыка, прекратить движение на запад и повернуть на юг на Дубно. Корпус завершил манёвр только к двум часам ночи на 27 июня, заняв исходные для атаки позиции по реке Путиловка. 19-му мехкорпусу утром того же дня также поступил приказ возобновить контрудар со стороны Ровно на Млынов и Дубно. Части 15-го мехкорпуса должны были выйти к Берестечко. 26—27 июня немцы переправили через реку Икву пехотные части и сосредоточили против 9-го и 19-го мехкорпусов 13-ю танковую, 299-ю пехотную, 111-ю пехотную дивизии.

 

На рассвете 27 июня 24-й танковый полк 20-й танковой дивизии полковника Катукова из состава 9-го мехкорпуса с ходу атаковал части 13-й немецкой танковой дивизии, захватив около 300 пленных. В течение дня сама дивизия потеряла 33 танка БТ. Наступление 9 мк РККА захлебнулось после того, как немецкая 299 пд, наступая в направлении Острожец- Олыка, атаковала открытый западный фланг 35-й тд РККА у Малина. Отход этой дивизии на Олыку поставил под угрозу окружения 20-ю тд РККА, ведущую бои с мотопехотной бригадой 13-й тд в Долгошеях и Петушках. С боями 20-я тд прорывается на Клевань. Танковые дивизии 19 мк РККА не смогли перейти в наступление, и с трудом отбивали атаки танкового полка разведбата и мотоциклетного батальона 13-й тд врага на Ровно. Советская 228 сд, имевшая на 25 июня только четверть боекомплекта, после двух суток боёв оказалась без боеприпасов, в полуокружении у Радова и при отступлении на Здолбунов подвергалась ударам разведподразделений немецких 13-й и 11-й тд и 111-й пд, при отступлении была брошена вся артиллерия. Дивизию от разгрома спасло только то, что немецкие 13-я тд и 11-я тд наступали по расходящимся направлениям и не стремились уничтожить 228-ю дивизию. При отступлении и под ударами авиации была потеряна часть танков, автомашин и орудий 19-го мехкорпуса. 36-й стрелковый корпус был небоеспособен и не имел единого руководства (штаб лесами пробирался к своим дивизиям из-под Мизоча), поэтому в атаку перейти также не смог. В р-н Дубно от Млынова подходила немецкая 111-я пд. Под Луцком начала наступление 298-я пехотная дивизия немцев при поддержке танков 14-й танковой дивизии.

 

Предполагалась организация наступления с южного направления, на Дубно, силами 8-го и 15-го мехкорпусов РККА с 8-й танковой дивизией 4-го мехкорпуса. В два часа дня 27 июня перейти в наступление смогли только наспех организованные сводные отряды 24-го танкового полка подполковника Волкова и 34-й танковой дивизии под командованием бригадного комиссара Н. К. Попеля. Остальные части дивизии к этому времени только перебрасывались на новое направление.

 

Удар на направлении Дубно стал для немцев неожиданным, и смяв оборонительные заслоны, группа Попеля к вечеру вошла на окраину Дубно, захватив тыловые запасы 11-й танковой дивизии противника и несколько десятков неповрежденных танков. За ночь немцы перебросили к месту прорыва части 16-й моторизованной, 75-й и 111-й пехотных дивизий и закрыли брешь, прервав пути снабжения группы Попеля. Попытки подошедших частей 8-го мехкорпуса РККА пробить новую брешь в обороне не удались, и под ударами авиации, артиллерии и превосходящих сил противника ему пришлось перейти к обороне. На левом фланге, прорвав оборону 212-й моторизованной дивизии 15-го мехкорпуса, около 40 немецких танков вышли к штабу советской 12-й танковой дивизии 8-го мехкорпуса. Командир дивизии генерал-майор Т. А. Мишанин отправил им навстречу резерв — 6 танков КВ и 4 Т-34, которым удалось остановить прорыв.

 

Наступление 15-го мк РККА оказалось неудачным. Понеся большие потери от огня противотанковых орудий, его части переправиться через реку Островку не смогли и оказались отброшенными на исходные позиции по реке Радоставка. 29 июня 15 механизированному корпусу было приказано смениться частями 37-го стрелкового корпуса и отойти на Золочевские высоты в районе Бялы Камень — Сасув — Золочев — Ляцке. Вопреки приказу, отход начался без смены частями 37-го ск и без уведомления командира 8-го мк Рябышева, в связи с чем немецкие войска беспрепятственно обошли фланг 8-го мехкорпуса. 29 июня немцы заняли Буск и Броды, удерживаемые одним батальоном советской 212-й моторизованной дивизии. На правом фланге 8-го мехкорпуса, не оказав сопротивления немцам, отошли части 140-й и 146-й стрелковых дивизий 36-го стрелкового корпуса и 14-й кавалерийской дивизии.

 

Оказавшийся в окружении у противника 8-й мк РККА сумел организованно отойти на рубеж Золочевских высот, прорвав немецкие заслоны. Отряд Попеля остался отрезанным в глубоком тылу противника, заняв круговую оборону в районе Дубно. Оборона продолжалась до 2 июля, и лишь когда к концу подошли боеприпасы и топливо, отряд, уничтожив оставшуюся технику, начал пробиваться из окружения. Пройдя по тылам противника более 200 км, группа Попеля и присоединившиеся к ней части 124-й стрелковой дивизии 5-й армии вышли в расположение 15-го стрелкового корпуса 5-й армии. Всего из окружения вышло свыше тысячи человек, потери 34-й дивизии и приданных ей частей составили 5363 человека пропавшими без вести и около тысячи убитыми, погиб командир дивизии полковник И. В. Васильев.

 

Факторы

 

В сравнении с немецкими танкистами, советские танкисты в первые дни войны 1941 не имели никакого боевого опыта и имели крайне небольшой опыт лишь учебной подготовки, даже водители советских танков имели практику вождения около 2-5 часов, тогда как немцы в своё время даже в Казанской танковой школе имели порядка 50 часов практики вождения.

 

Превосходство брони Т-34 и КВ оказалось несостоятельным против немецких 88-мм зенитных пушек, чем и воспользовались немцы, за час расстреливая до 20-30 танков на дальних дистанциях. Впоследствии эти пушки устанавливались штатно на танки «Тигр» и другие.

 

Почти полное или совсем полное отсутствие бронебойных снарядов у советский танкистов, участвовавших в сражении.

 

Крайне неумелое и безграмотное проведение советских танковых атак при отсутствии качественной штатной радиосвязи групп и отдельных боевых машин при общей координации сил (в сравнении с качественно иным состоянием радиосвязи в немецких танковых войсках), вели к большим потерям советских экипажей и техники, в том числе и на марше.

 

«Неудачи советских танковых войск объясняются не плохим качеством материалов или вооружения, а неспособностью командования и отсутствием опыта маневрирования… […] Командиры бригад-дивизий-корпусов не в состоянии решать оперативные задачи. В особой степени это касается взаимодействия различных видов вооружённых сил..» — заявил на допросе попавший в плен под Сенно бывший командир гаубичной батареи 14-й танковой дивизии, капитан Я. И. Джугашвили.

 

Потери

 

Потери на 30 июня 1941, ЮЗФ: 2648 танков (85 %) против немецких 260 машин. И если немцы имели возможность ремонтировать свои машины и имели трофеи (используя их под белыми крестами), то советские потери были безвозвратными. За 15 суток войны потери составили: 4381 танк из 5826.

Потери немцев к 4 сентября 1941 (1-я танковая группа Клейста): 222 машины ремонтопригодных + 186 безвозвратных.

 

Последствия

 

Ударные соединения Юго-Западного фронта провести единое наступление не смогли. Действия советских мехкорпусов свелись к изолированным контратакам на разных направлениях. Результатом контрударов стала задержка на неделю наступления 1-й танковой группы Клейста и срыв планов противника прорваться к Киеву и окружить 6-ю, 12-ю и 26-ю армии Юго-Западного фронта во Львовском выступе. Немецкое командование путём грамотного руководства сумело отразить советский контрудар и нанести поражение армиям Юго-Западного фронта.

  

Не выдержав позора поражения, 28 июня 1941 застрелился член Военного совета Юго-Западного фронта корпусной комиссар Н. Н. Вашугин.