Оборона Брестской крепости в 1941

Кривоногов, Петр Александрович, картина маслом «Защитники Брестской крепости», 1951 год.
Кривоногов, Петр Александрович, картина маслом «Защитники Брестской крепости», 1951 год.

Оборо́на Бре́стской кре́пости в ию́не 1941 го́да — одно из первых сражений Великой Отечественной войны.

 

Накануне войны

 

К 22 июня 1941 года в крепости располагалось 8 стрелковых и 1 разведывательный батальоны, 2 артиллерийских дивизиона (ПТО и ПВО), некоторые спецподразделения стрелковых полков и подразделения корпусных частей, сборы приписного состава 6-й Орловской и 42-й стрелковой дивизий 28-го стрелкового корпуса 4-й армии, подразделения 17-го Краснознамённого Брестского пограничного отряда, 33-го отдельного инженерного полка, несколько подразделений 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД, штабы частей (штабы дивизий и 28-го стрелкового корпуса располагались в Бресте), всего не менее 7 тысяч человек, не считая членов семей (300 семей военнослужащих).

 

По словам генерала Л. М. Сандалова, "дислокация советских войск в Западной Белоруссии вначале не была подчинена оперативным соображениям, а определялась наличием казарм и помещений, пригодных для размещения войск. Этим, в частности, объяснялось скученное расположение половины войск 4-й армии со всеми их складами неприкосновенных запасов (НЗ) на самой границе — в Бресте и Брестской крепости». По плану прикрытия 1941 года 28-й стрелковый корпус в составе 42-й и 6-й стрелковых дивизий должен был организовать оборону на широком фронте на подготавливаемых позициях в Брестском укреплённом районе. Из числа войск, размещавшихся в крепости, для её обороны предусматривался лишь один стрелковый батальон, усиленный артдивизионом.

 

Штурм крепости, города Бреста и захват мостов через Западный Буг и Мухавец был поручен 45-й пехотной дивизии (45-я пд) генерал-майора Фрица Шлипера (около 18 тысяч человек) с частями усиления и во взаимодействии с частями соседних соединений (в том числе включая мортирные дивизионы, приданные 31-й и 34-й пехотным дивизиям 12-го армейского корпуса 4-й немецкой армии и используемые 45-й пд в течение первых пяти минут артиллерийского налёта), в общей сложности до 22 тысяч человек.

 

Штурм крепости

 

Кроме дивизионной артиллерии 45-й пехотной дивизии вермахта для артиллерийской подготовки были привлечены девять легких и три тяжелых батареи, батарея артиллерии большой мощности (две сверхтяжёлые 600-мм самоходные мортиры «Карл») и дивизион мортир. Кроме того, командующий 12-м армейским корпусом сосредоточил по крепости огонь двух дивизионов мортир 34-й и 31-й пехотных дивизий. Приказание о выводе из крепости частей 42-й стрелковой дивизии, отданное лично командующим 4-й армией генерал-майором А. А. Коробковым начальнику штаба дивизии по телефону в период с 3 часов 30 минут до 3 часов 45 минут, до начала военных действий не успели выполнить.

 

22 июня в 3:15 (4:15 по советскому «декретному» времени) по крепости был открыт ураганный артиллерийский огонь, заставший гарнизон врасплох. В результате были уничтожены склады, повреждён водопровод (со слов выживших защитников, вода в водопроводе отсутствовала ещё за два дня до штурма), прервана связь, нанесён серьёзный урон гарнизону. В 3:23 начался штурм. Непосредственно на крепость наступали до полутора тысяч человек пехоты из трёх батальонов 45-й пехотной дивизии. Неожиданность атаки привела к тому, что единого скоординированного сопротивления гарнизон оказать не смог и был разбит на несколько отдельных очагов. Штурмовой отряд немцев, наступавший через Тереспольское укрепление, первоначально не встретил серьёзного сопротивления и, пройдя Цитадель, передовыми группами вышел на Кобринское укрепление. Однако оказавшиеся в тылу немцев части гарнизона перешли в контратаку, расчленив и почти полностью уничтожив атакующих.

 

Немцы в Цитадели смогли закрепиться лишь на отдельных участках, включая господствующее над крепостью здание клуба (бывшая церковь Святого Николая), столовую командного состава и участок казармы у Брестских ворот. Сильное сопротивление они встретили на Волынском и, особенно, на Кобринском укреплении, где дело доходило до штыковых атак.

 

К 7:00 22 июня 42-я и 6-я стрелковые дивизии покинули крепость и город Брест, однако множеству военнослужащих этих дивизий так и не удалось выбраться из крепости. Именно они и продолжали сражаться в ней. По оценкам историка Р. Алиева, из крепости вышло около 8 тысяч человек, а осталось в ней около 5 тысяч. По другим данным, на 22 июня в крепости находилось лишь от 3 до 4 тысяч человек, так как часть личного состава обеих дивизий была вне крепости — в летних лагерях, на учениях, на строительстве Брестского укрепрайона (сапёрные батальоны, инженерный полк, по одному батальону от каждого стрелкового полка и по дивизиону от артиллерийских полков).

 

Из боевого отчета о действиях 6-й стрелковой дивизии:

В 4 часа утра 22 июня был открыт ураганный огонь по казармам, по выходам из казарм в центральной части крепости, по мостам и входным воротам и домам начальствующего состава. Этот налет внес замешательство и вызвал панику среди красноармейского состава. Командный состав, подвергшийся в своих квартирах нападению, был частично уничтожен. Уцелевшие командиры не могли проникнуть в казармы из-за сильного заградительного огня, поставленного на мосту в центральной части крепости и у входных ворот. В результате красноармейцы и младшие командиры без управления со стороны средних командиров, одетые и раздетые, группами и поодиночке, выходили из крепости, преодолевая обводный канал, реку Мухавец и вал крепости под артиллерийским, миномётным и пулемётным огнём. Потери учесть не было возможности, так как разрозненные части 6-й дивизии смешались с разрозненными частями 42-й дивизии, а на сборное место многие не могли попасть потому, что примерно в 6 часов по нему уже был сосредоточён артиллерийский огонь.

— Сандалов Л. М. Боевые действия войск 4-й армии в начальный период Великой Отечественной войны. 

 

К 9 часам утра крепость была окружена. В течение дня немцы были вынуждены ввести в бой резерв 45-й пехотной дивизии (135пп/2), а также 130-й пехотный полк, первоначально являвшийся резервом корпуса, таким образом доведя группировку штурмующих до двух полков.

 

Памятник защитникам Брестской крепости и Вечный огонь
Памятник защитникам Брестской крепости и Вечный огонь

Оборона

 

В ночь на 23 июня, отведя войска на внешние валы крепости, немцы начали артобстрел, в перерывах предлагая гарнизону сдаться. Сдалось около 1900 человек. Тем не менее, 23 июня остававшимся защитникам крепости удалось, выбив немцев из примыкающего к Брестским воротам участка кольцевой казармы, объединить два наиболее мощных из остававшихся на Цитадели очагов сопротивления — боевую группу 455-го стрелкового полка, возглавляемую лейтенантом А. А. Виноградовым (начальником химслужбы 455-го стрелкового полка) и капитаном И. Н. Зубачёвым (заместителем командира 44-го стрелкового полка по хозяйственной части), и боевую группу так называемого «Дома офицеров» — подразделениями, сосредоточенными здесь для намечаемой попытки прорыва, руководили полковой комиссар Е. М. Фомин (военный комиссар 84-го стрелкового полка), старший лейтенант Н. Ф. Щербаков (помощник начальника штаба 33-го отдельного инженерного полка) и лейтенант А. К. Шугуров (ответственный секретарь комсомольского бюро 75-го отдельного разведывательного батальона).

 

Встретившись в подвале «Дома офицеров», защитники Цитадели попытались скоординировать свои действия: был подготовлен датированный 24 июня проект приказа № 1, в котором предлагалось создать сводную боевую группу и штаб во главе с капитаном И. Н. Зубачёвым и его заместителем полковым комиссаром Е. М. Фоминым, подсчитать оставшийся личный состав. Однако на следующий же день внезапной атакой немцы ворвались в Цитадель. Большая группа защитников Цитадели во главе с лейтенантом А. А. Виноградовым пыталась прорваться из Крепости через Кобринское укрепление. Но это окончилось неудачей: хотя группе прорыва, разделившейся на несколько отрядов, удалось вырваться за главный вал, её бойцы были почти все пленены или уничтожены подразделениями 45-й пехотной дивизии, занимавшими оборону у огибавшего Брест шоссе.

 

К вечеру 24 июня немцы овладели большей частью крепости, за исключением участка кольцевой казармы («Дом офицеров») возле Брестских (Трёхарочных) ворот Цитадели, казематов в земляном валу на противоположном берегу Мухавца («пункт 145») и расположенного на Кобринском укреплении так называемого «Восточного форта» — его обороной, состоявшей из 600 бойцов и командиров Красной Армии, командовал майор П. М. Гаврилов (командир 44-го стрелкового полка). В районе Тереспольских ворот продолжали сражаться группы бойцов под командованием старшего лейтенанта А. Е. Потапова (в подвалах казарм 333-го стрелкового полка) и пограничники 9-й пограничной заставы лейтенанта А. М. Кижеватова (в здании пограничной заставы). В этот день немцам удалось пленить 570 защитников крепости. Последние 450 защитников Цитадели были пленены 26 июня после подрыва нескольких отсеков кольцевой казармы «Дома офицеров» и пункта 145, а 29 июня, после сброса немцами авиабомбы весом в 1800 килограмм, пал Восточный форт. Однако окончательно зачистить его немцам удалось лишь 30 июня (из-за начавшихся 29 июня пожаров).

 

Оставались лишь изолированные очаги сопротивления и одиночные бойцы, собиравшиеся в группы и организовывающие активное сопротивление, либо пытавшиеся прорваться из крепости и уйти к партизанам в Беловежскую пущу (многим это удалось). В подвалах казарм 333-го полка у Тереспольских ворот группа А. Е. Потапова и присоединившиеся к ней пограничники А. М. Кижеватова продолжали вести бой до 29 июня. 29 июня они предприняли отчаянную попытку прорыва на юг, в сторону Западного острова, с тем, чтобы потом повернуть к востоку, в ходе которого большинство его участников погибло или было захвачено в плен. Майор П. М. Гаврилов был пленён раненым в числе последних — 23 июля. Одна из надписей в крепости гласит: «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина. 20/VII-41». Сопротивление одиночных советских военнослужащих в казематах крепости продолжалось вплоть до августа 1941 года, перед посещением крепости А. Гитлером и Б. Муссолини. Также известно, что камень, который А. Гитлер взял из развалин моста, был обнаружен в его кабинете уже после окончания войны. Для устранения последних очагов сопротивления германское верховное командование отдало приказ затопить подвалы крепости водой из реки Западный Буг.

 

Немецкими войсками в крепости было взято в плен около 3 тыс. советских военнослужащих (по донесению командира 45-й дивизии генерал-лейтенанта Шлипера, на 30 июня было взято в плен 25 офицеров, 2877 младших командиров и бойцов), 1877 советских военнослужащих погибло в крепости.

 

Суммарные потери немцев в Брестской крепости составили 1197 человек, из них 87 офицера вермахта на Восточном фронте за первую неделю войны.

 

Извлечённый опыт:

Короткий сильный артогонь по старым крепостным кирпичным стенам, скрепленным бетоном, глубоким подвалам и ненаблюдаемым убежищам не даёт эффективного результата. Необходим длительный прицельный огонь на уничтожение и огонь большой силы, чтобы основательно разрушить укреплённые очаги.

Ввод в действие штурмовых орудий, танков, и др. очень затруднён из-за ненаблюдаемости многих убежищ, крепости и большого количества возможных целей и не даёт ожидаемых результатов из-за толщины стен сооружений. В частности, для таких целей не приспособлен тяжёлый миномёт.

Превосходным средством для морального потрясения находящихся в укрытиях является сбрасывание бомб крупного калибра.

Наступление на крепость, в которой сидит отважный защитник, стоит много крови. Это простая истина ещё раз доказана при взятии Брест-Литовска. К сильным ошеломляющим средствам морального воздействия относится также тяжёлая артиллерия.

Русские в Брест-Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к борьбе.

— Боевое донесение командира 45-й дивизии генерал-лейтенанта Шлипера о занятии крепости Брест-Литовск, 8 июля 1941 г.

 

Память о защитниках крепости

 

Впервые об обороне Брестской крепости стало известно из штабного немецкого донесения, захваченного в бумагах разгромленной части в феврале 1942 года под Орлом. В конце 1940-х годов в газетах появились первые статьи об обороне Брестской крепости, основанные исключительно на слухах. В 1951 году при разборе завалов казармы у Брестских ворот был найден приказ № 1. В том же году художник П. Кривоногов написал картину «Защитники Брестской крепости».

 

Заслуга восстановления памяти героев крепости во многом принадлежит писателю и историку С. С. Смирнову, а также поддержавшему его инициативу К. М. Симонову. Подвиг героев Брестской крепости был популяризован С. С. Смирновым в книге «Брестская крепость» (1957, расширенное издание 1964, Ленинская премия 1965). После этого тема обороны Брестской крепости стала важным символом Победы.

 

8 мая 1965 года Брестской крепости присвоено звание крепость-герой с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». С 1971 года крепость является мемориальным комплексом. На её территории выстроен ряд монументов в память героям, работает музей обороны Брестской крепости.

 

Сложности исследования

 

Восстановление хода событий в Брестской крепости в июне 1941 года сильно затруднено практически полным отсутствием документов советской стороны. Основными источниками сведений являются свидетельства выживших защитников крепости, полученные в своей массе по прошествии значительного времени после окончания войны. Есть основания полагать, что эти свидетельства содержат в себе множество недостоверной, в том числе сознательно искаженной, по тем или иным причинам, информации. Так, например, у многих ключевых свидетелей даты и обстоятельства пленения не соответствуют данным, зарегистрированным в немецких картах военнопленных. По большей части, дата пленения в немецких документах указана раньше, чем дата, сообщенная самим свидетелем в послевоенных показаниях. В этой связи существуют сомнения в достоверности информации, содержащейся в таких показаниях.

 

В искусстве

Художественные фильмы

 

«Бессмертный гарнизон» (1956);

«Битва за Москву», фильм первый «Агрессия» (одна из сюжетных линий) (СССР, 1985 год);

«Государственная граница», фильм пятый «Год сорок первый» (СССР, 1986 год);

«Я — русский солдат» — по книге Бориса Васильева «В списках не значился» (Россия, 1995 год);

«Брестская крепость» (Беларусь-Россия, 2010 год).

 

Документальные фильмы

 

«Герои Бреста» — документальный фильм о героической обороне Брестской крепости в самом начале Великой Отечественной войны (Студия ЦСДФ, 1957 год);

«Дорогой отцов-героев» — любительский документальный фильм о 1-м Всесоюзном слёте победителей похода молодежи по местам боевой славы в Брестской крепости (1965 год);

«Брестская крепость» — документальная трилогия об обороне крепости в 1941 году (ВоенТВ, 2006 год);

«Брестская крепость» (Россия, 2007 год).

«Брест. Крепостные герои.» (НТВ, 2010 год).

«Берасьцейская крэпасьць: дзьве абароны» (Белсат, 2009 год)

 

Художественная литература

 

Васильев Б. Л. В списках не значился. — М.: Детская литература, 1986. — 224 с.

Ошаев Х. Д. Брест — орешек огненный. — М.: Книга, 1990. — 141 с.

Смирнов С. С. Брестская крепость. — М.: Молодая гвардия, 1965. — 496 с.

 

Песни

 

«Для героев Бреста смерти нет» — песня Эдуарда Хиля.

«Брестский трубач» — музыка Владимира Рубина, слова Бориса Дубровина.

«Героям Бреста посвящается»- слова и музыка Александра Кривоносова.

 

Интересные факты

 

Согласно книге Бориса Васильева «В списках не значился», последний известный защитник крепости сдался в плен 12 апреля 1942 года. С. Смирнов в книге «Брестская крепость» также, ссылаясь на рассказы очевидцев, называет апрель 1942 года.

 

22 августа 2016 года «Вести Израиля» сообщили, что в Ашдоде умер последний из оставшихся в живых участников обороны Брестской крепости Борис Фаерштейн.