Хронология грузино-абхазского конфликта

Грузино-абхазский конфликт – один из самых острых межэтнических конфликтов на территории Южного Кавказа. Напряженность в отношениях между грузинским правительством и абхазской автономией проявлялась периодически еще в советский период. Дело в том, что при создании СССР в 1922 году Абхазия имела статус так называемой договорной республики – она ставила подпись под договором о создании Союза ССР. В 1931 году «договорная» Абхазская ССР была преобразована в автономную республику в составе Грузинской ССР. После этого началась «грузинизация» республики: в 1935 году были введены автомобильные номера той же серии, как и в Грузии, годом позднее географические названия видоизменены на грузинский лад, а абхазский алфавит сделали на основе грузинской графики.

 

Абхазский язык вплоть до 1950 года был исключен из программы средней школы и заменен обязательным изучением грузинского языка. Кроме того, абхазам запретили учиться в русских школах, в сухумских институтах закрывались русские секторы. Были запрещены вывески на абхазском языке, прекращено радиовещание на родном языке жителей региона. На грузинский язык было переведено все делопроизводство.

 

Миграционная политика, начавшаяся еще под эгидой Лаврентия Берии, снизила удельный вес абхазов от общей численности населения республики (к началу 1990-х годов он составлял всего 17 %). Формировалась миграция грузин на территорию Абхазии (1937-1954 годы) путем подселения в абхазские села, а также заселения грузинами греческих сел, освободившихся после депортации греков из Абхазии в 1949 году.

 

Массовые выступления и волнения среди абхазского населения с требованием вывода Абхазии из состава Грузинской ССР вспыхивали в апреле 1957 года, в апреле 1967 года и самые крупные – в мае и сентябре 1978 года.

 

Обострение отношений между Грузией и Абхазией началось 18 марта 1989 года. В этот день в деревне Лыхны (древней столице абхазских князей) состоялся 30-тысячный Сход абхазского народа, который  выдвинул предложение о выходе Абхазии из состава Грузии и восстановлении ее в статусе союзной республики.

 

Лыхненская декларация вызвала резкие протесты грузинского населения. С 20 марта начались массовые митинги, которые проходили как в регионах Грузии, так и в городах и селах Абхазии. Кульминацией стал многодневный несанкционированный митинг перед Домом правительства в Тбилиси – он начался 4 апреля, а 9 апреля был разогнан с применением войск, при этом в возникшей давке около 20 человек погибли, более 250 получили ранения и травмы, пострадали также 189 военнослужащих.

 

15-16 июля 1989 года в Сухуми произошли кровавые столкновения между грузинами и абхазами. В ходе беспорядков, по имеющимся сообщениям, погибло 16 человек и около 140 было ранено. Для прекращения беспорядков были применены войска. Руководство республики тогда сумело урегулировать конфликт и произошедшее осталось без серьезных последствий. Позднее стабилизировали ситуацию и значительные уступки требованиям абхазского руководства, сделанные в период пребывания у власти в Тбилиси Звиада Гамсахурдия.

 

21 февраля 1992 года правящий Военный совет Грузии объявил об отмене Конституции Грузинской ССР 1978 года и восстановлении конституции Грузинской демократической республики 1921 года.

 

Абхазское руководство восприняло отмену советской конституции Грузии как фактическую отмену автономного статуса Абхазии, и 23 июля 1992 года Верховный Совет республики (при бойкоте сессии со стороны депутатов-грузин) восстановил действие Конституции Абхазской Советской республики 1925 года, согласно которой Абхазия является суверенным государством (это решение Верховного Совета Абхазии не было признано на международном уровне).

 

14 августа 1992 года  между Грузией и Абхазией начались военные действия, переросшие в настоящую войну с применением авиации, артиллерии и других видов оружия. Начало военной фазе грузино-абхазского конфликта положил ввод в Абхазию грузинских войск под предлогом освобождения захваченного звиадистами и удерживавшегося на территории Абхазии вице-премьера Грузии Александра Кавсадзе, охраны коммуникаций, в т.ч. железной дороги, и других важных объектов. Этот шаг вызвал ожесточенное сопротивление абхазов, а также других этнических общин Абхазии.

 

Целью грузинского правительства было установление контроля над Абхазией, которую оно рассматривало как неотъемлемую часть грузинской территории. Целью абхазских властей – расширение прав автономии и, в конечном счете, получение независимости.

 

Со стороны центрального правительства выступали Национальная Гвардия, добровольческие формирования и отдельные добровольцы, со стороны абхазского руководства – вооруженные формирования негрузинского населения автономии и добровольцы (прибывшие с Северного Кавказа, а также российские казаки).

 

3 сентября 1992 года в Москве президент РФ Борис Ельцин и председатель Госсовета Грузии Эдуард Шеварднадзе подписали документ, предусматривающий прекращение огня, вывод грузинских войск из Абхазии, возвращение беженцев. Поскольку конфликтующие стороны не выполнили ни одного пункта соглашения, военные действия продолжились.

 

К концу 1992 года война приобрела позиционный характер, где ни одна из сторон не могла одержать победу. 15 декабря 1992 года Грузия и Абхазия подписали несколько документов о прекращении военных действий и выводе всех тяжелых вооружений и войск из региона военных действий. Наступил период относительного затишья, но в начале 1993 года военные действия возобновились после абхазского наступления на Сухуми, занятого грузинскими войсками.

 

27 июля 1993 года, после длительных боев, в Сочи было подписано Соглашение о временном прекращении огня, в котором Россия выступала в роли гаранта.

 

В конце сентября 1993 года Сухуми перешел под контроль абхазских войск. Грузинские войска были вынуждены полностью покинуть Абхазию.

 

Вооруженный конфликт 19921993 годов, по обнародованным данным сторон, унес жизни 4 тысячи грузин (еще 1 тысяча пропала без вести) и 4 тысячи абхазов. Потери экономики автономии составили 10,7 млрд долларов. Около 250 тысяч грузин (почти половина населения) были вынуждены бежать из Абхазии.

 

14 мая 1994 года в Москве между грузинской и абхазской сторонами при посредничестве России было подписано Соглашение о прекращении огня и разъединении сил. На основе этого документа и последующего решения Совета глав государств СНГ в зоне конфликта с июня 1994 года размещены Коллективные силы по поддержанию мира СНГ, в задачу которых входило поддержание режима невозобновления огня. Эти силы были полностью укомплектованы российскими военнослужащими.

 

2 апреля 2002 года был подписан грузино-абхазский протокол, согласно которому патрулирование верхней части Кодорского ущелья (территория Абхазии, контролируемая в тот момент Грузией) было поручено российским миротворцам и военным наблюдателям ООН.

 

25 июля 2006 подразделения грузинских вооруженных сил и МВД (до 1,5 тыс. человек) были введены в Кодорское ущелье для проведения спецоперации против местных вооруженных сванских формирований («ополчения», или батальона «Монадире») Эмзара Квициани, отказавшегося подчиниться требованию министра обороны Грузии Ираклия Окруашвили сложить оружие. Квициани обвинен в «измене родине».

 

Официальные переговоры между Сухуми и Тбилиси после этого были прерваны. Как подчеркивали власти Абхазии, переговоры между сторонами могут возобновиться только в том случае, если Грузия начнет выполнять Резолюцию Совета Безопасности ООН, которая предусматривает вывод войск из Кодори.

 

Летом-осенью 2006 года Грузия восстановила контроль над Кодорским ущельем. 27 сентября 2006 года, в День памяти и скорби, указом президента Грузии Михаила Саакашвили Кодори был переименован в Верхнюю Абхазию. В селе Чхалта на территории ущелья было размещено так называемое «законное правительство Абхазии» в изгнании.

 

18 октября 2006 года Народное собрание Абхазии обратилось к российскому руководству с просьбой признать независимость республики и установить между двумя государствами ассоциированные отношения. Со своей стороны, российское руководство неоднократно заявляло о безусловном признании территориальной целостности Грузии, неотъемлемой частью которой является Абхазия.

 

9 августа 2008 года, после того как грузинские войска совершили нападение на Южную Осетию, Абхазия начала военную операцию по вытеснению грузинских войск с территории Кодорского ущелья. 12 августа абхазская армия вошла в верхнюю часть Кодорского ущелья и окружила грузинские войска. Грузинские формирования были полностью вытеснены с абхазской территории.

 

26 августа 2008 года после военной операции Грузии в Южной Осетии  Россия признала независимость Абхазии. 

 

Абхазские бойцы на отбитой у грузинов территории. На здании - флаг Абхазии
Абхазские бойцы на отбитой у грузинов территории. На здании - флаг Абхазии

РАССКАЗЫ УЧАСТНИКОВ ОПЕРАЦИИ В КОДОРСКОМ УЩЕЛЬЕ

 

Вспоминают участники операции офицеры министерства обороны Республики Абхазия майор Нодар Авидзба и старший лейтенант Даут Нанба:

«Посадку в десантно-транспортные вертолеты Ми-8 произвели в 10 часов 20 минут утра 12 августа 2008 года. В составе нашей огневой группы было 15 человек. Всего же в высадке участвовали 87 военнослужащих из состава различных бригадных тактических групп наших вооруженных сил. Каждой группе были назначены пункт высадки и объект атаки. В нашу группу входили два сапера, два снайпера, два пулеметчика с РПК и ПК, один гранатометчик с РПГ- 7. Помимо этого у каждого военнослужащего, входившего в состав группы, был одноразовый гранатомет РПГ-26 «Муха».

 

Подлетное время к цели составило три минуты. Уже при заходе на посадку у сванского населенного пункта Чхал-та было видно, что у грузин возникли паника и замешательство. Они все побросали и побежали в сторону границы с Грузией. Соединившись после высадки со штурмовой группой, вместе в составе 25 человек мы в течение трех часов осмотрели весь поселок и прилегающую к нему местность. В ходе осмотра разминировали каменный автодорожный мост через одну из горных рек. По обнаруженному рядом с селением грузинскому наблюдательному посту открыли огонь из стрелкового оружия и гранатомета, полностью разнеся его в пух и прах.

 

После этого начали выдвигаться на населенный пункт Ажара, расположенный в семи километрах восточнее Чхалты. Выдвигались к Ажаре пешим порядком, попутно ведя разведку и осматривая прилегающую к автодороге местность. На каждом шагу встречалось брошенное оружие. В частности, автоматы калибра 5,56 мм «Бушмастер» производства США (видимо, речь идет об автоматическом карабине ХМ15Е2, разработанном на базе М4), выстрелы к гранатомету РПГ-7, на дороге и обочинах стояли брошенные новенькие автомобили «хантер», трехмостовые КамАЗы, трактора-грейдеры, французские санитарные машины «рено», снегоходы-квадроциклы американского производства. Повсеместно валялись форма натовского образца, амуниция. Имена грузинских военнослужащих на бирках — на английском языке. Много было брошенных в спешке документов, натовских инструкций по проведению занятий.

 

К 16 часам вышли к Ажаре. Было тихо. На входе в горное селение нас встретил священнослужитель местной церкви. В ходе проведенной с ним беседы выяснилось, что в ста метрах от здания церкви находится дом, в котором грузины оставили склад боеприпасов. При отступлении хотели его взорвать, но не успели. При тщательном осмотре дома саперы обнаружили много минометных мин калибра 82 мм, а также 60-мм минометные мины производства США. В каждой комнате было по ящику тротиловых шашек с детонаторами. От дома в сторону леса шел полевой провод протяженностью 30 метров. Все это обезвредили. Также в Ажаре при осмотре нашли уничтоженный ударом с воздуха склад боеприпасов к артиллерийскому и стрелковому вооружению. В этом населенном пункте грузинами был оставлен большой склад горюче-смазочных материалов. Здесь же мы захватили развернутый по полной схеме стационарный военный госпиталь со значительным запасом медикаментов. По времени на осмотр Ажары ушло ровно час.

 

Дальше по распоряжению командуюшего Кодорским направлением генерал-майора Закона Нанбы (он является первым заместителем министра обороны Республики Абхазия — командующим сухопутными войсками) мы начали выдвижение из Ажары на Генцвиш. За целый день, конечно, порядком подустали, поскольку с самой высадки с вертолета шли пешком. Поэтому решили ехать на трофейных машинах. От Ажары до Генцвиша добрались за 30 минут. Грузин нигде не было. Уже в Ажаре, а потом в Генцвише к нашей группе присоединялись десантники, спецназовцы и разведчики из других групп и штурмовых подразделений.

 

Где-то в половине шестого вечера доехали до населенного пункта Сакен. Местных жителей на всем протяжении движения от Чхалты до самой границы с Грузией, расположенной в 10 километрах от Сакена, не было видно. Они, как потом выяснилось, прятались. Это в основном женщины, старики и дети. Мужчины-сваны ушли вместе с грузинами за кордон. Уже где-то в полдевятого вечера дошли до подножия перевала Хида, где проходила граница с Грузией. На этом свою задачу мы выполнили. Боев не было, так как грузины попросту бежали наутек».

 

Рассказывает начальник штаба разведывательного управления генерального штаба вооруженных сил Республики Абхазия полковник Сергей Аршба - выпускник 1983 года Львовского высшего военно-политического училища:

«Да, грузины готовились к наступательной операции под кодовым названием «Скала» основательно. Нам удалось захватить в качестве трофеев десятки тысяч артиллерийских снарядов, минометных мин, десятки орудий, минометов, средства связи, совместимые с натовскими системами, приемники космической навигации GPS, тепловизоры, новейшие приборы ночного видения западного производства, боевую технику.

 

Пентагон и натовские структуры капитально готовили операцию по овладению Абхазией, так же как и Южной Осетией. Все это нам удалось узнать как агентурным путем, так и из захваченных документов. Грузины были в их руках лишь марионетками. Если бы Россия уступила им и здесь, то эти лихие ребята из Вашингтона и Брюсселя на достигнутом не остановились бы. Они бы полезли дальше, на Северный Кавказ, прежде всего в Чечню, Ингушетию и Дагестан. Там и так обстановка взрывоопасная. Также есть сложности в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Абхазия непосредственно граничит с этими двумя субъектами Российской Федерации. Если бы американцам и их подручным удалось осуществить задуманное, то никому мало бы не показалось. У них цель одна — захват природных ресурсов, которыми, кстати, богато как Закавказье, так и Северный Кавказ. Прежде всего это нефть, газ и другое стратегическое сырье.

 

Потому они и вооружали, и обучали грузин по своим лекалам. Только не учли менталитет и морально-боевой дух обучаемых и вооружаемых.

 

Итог известен — к исходу дня 12 августа 2008 года части и подразделения вооруженных сил Республики Абхазия на всем протяжении от стыка границ России и Абхазии с Грузией от Главного Кавказского хребта в районах Южного Приюта, перевалов Хида, Каламри-Суки в верхней части Кодорского ущелья вышли к рубежу, на котором операция по овладению Верхними Кодорами была полностью завершена.

 

Контактных боев с грузинскими войсками, кроме разведки боем 10 августа 2008 года, во время всей операции не было. Хорошо поработали артиллерия и авиация, наносившие точные удары по выявленным целям. Здесь надо также отметить хорошую работу разведчиков, корректировщиков артиллерийского огня и авиационных наводчиков.

 

Конечно, тяжело было в условиях горно-лесистой местности и высокогорья вести навесной огонь на поражение точечных целей тяжелой артиллерией и реактивными системами залпового огня. Артиллеристы по нескольку раз запрашивали у разведчиков и находившихся с ними артиллерийских корректировщиков уточненные координаты поражаемых целей. Но благодаря филигранной работе артиллеристов и летчиков ни одно строение в округе, кроме тех объектов, по которым наносились удары, повреждено не было.

 

По данным радиоперехвата, в 21 час 11 августа 2008 года радиосеть МВД Грузии в Верхних Кодерах перестала существовать. С 3 часов 50 минут 12 августа 2008 года группировка силовых структур Республики Грузия в Верхних Кодерах также перестала существовать».

 

По словам полковника Сергея Аршбы, курирующего проведение спецопераций с участием спецназа, противник, войдя в конце июля 2006 года в верхнюю часть Кодорского ущелья, также захватил перевалы Марухский, Клухорский, Нахарский и ряд других по Главному Кавказском хребту  вдоль государственной границы с Россией на ее абхазском участке общей протяженностью 50-60 километров. И «посадил» на них подразделения спецназа и разведки. Абхазы удерживали перевал Аданге и все остальные в сторону Красной Поляны, Адлера и Сочи. На северных склонах со стороны Российской Федерации государственную границу с Грузией стерегли российские пограничники. Им на усиление были приданы десантно-штурмовые маневренные группы управлений Пограничной службы ФСБ России по Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Краснодарскому и Ставропольскому краям, управления Пограничной службы ФСБ РФ по Южному федеральному округу, а также армейские спецназовцы из Северо-Кавказского военного округа.

 

По данным военной разведки абхазов, на вышеуказанных перевалах и в Южном Приюте, где был базовый лагерь сил спецназначения ВС Грузии, регулярно шла ротация подразделений спецназа и разведки. Причем постоянными «гостями» там были американские, израильские, французские, турецкие «спецы» и специалисты по диверсиям и разведке из других государств НАТО и дружественных им стран. Чем они там занимались, думаю, догадаться несложно.

 

Сергей Аршба вспоминает такой случай: «Сидим в засаде на склоне около одного из перевалов. Смотрю, идут по тропе в натовском камуфляже грузинские спецназовцы. А впереди «ученичков» топают... кто бы вы думали? Правильно — американцы, негры. Уверенно так идут в сторону Главного Кавказского хребта, где проходит граница с Россией. Причем не один и не два, а целая группа «товарищей» из-за океана. Ну, думаю, сейчас им врежем. Связался с вышестоящим командованием. К великому сожалению, получил приказ пропустить, хотя они от нас в 5—6 метрах шли. Мы бы всех их положили в рядок...

 

И вся эта спецназовская «братва» из разных забугорных стран постоянно «тусовалась» в этом районе, как будто там медом намазано было. Причем в открытую оборудовались вертолетные площадки и базы спецназа. Видно, готовились не только к действиям против Абхазии, но и, не исключено, против России. Абхазские бойцы на отбитой у грузинов территории. На здании - флаг Абхазии.

 

А в августе 2008 года они драпанули с перевалов кто как мог. Кого с высоты 2500 метров снимали вертолетами, а кто и своим ходом спускался по тропам и ледникам в сторону Грузии. Но эти гады нам там «подарков» в виде минных полей, причем весьма изощренных, повставляли изрядно. Я там уже шестерых опытных спецназовцев потерял. Поэтому перевалы, где кучковались грузины и их друзья с Запада, непроходимы, там везде мины понатыканы».

 

По словам Сергея Аршбы, глубина проведения операции от исходного рубежа в районе Куабчара и до рубежа границы с Грузией составила 50 километров, а из района перевала Аданге до перевалов Хида, Каламри-Суки — порядка 70 километров.

 

Все, что бросили при бегстве из Верхних Кодор грузины, абхазские военные вывозили долго. Для такого объема трофеев не хватало грузовых автомобилей, да и пропускная способность разбитых дорог в Кодорском ущелье маловата. Как отметил полковник С. Аршба, по созданным грузинской стороной запасам видно, что они рассчитывали воевать долго и упорно.

 

Грузины даже умудрились, вероятно, не без помощи своих друзей из-за рубежа, затащить на горные вершины и перевальные точки тяжелые орудия и минометы, а также реактивные системы залпового огня. «Мы до сих пор не можем понять, — сказал Сергей Аршба, — как им это удалось сделать в условиях высокогорья». Оттуда они, как в тире, могли свободно простреливать на десятки километров всю оборону абхазской армии и пути ее снабжения.

  

Более того, надо сказать и о том, что грузинские военные за два года владения Верхними Кодорами с помощью выделенных зарубежными спонсорами денег построили туда прекрасную дорогу, часть которой была заасфальтирована, а часть имела гравийное покрытие. По коммуникациям Цебельда — Ажара — Верхние Кодоры противник мог свободно перебрасывать различные силы и средства к полю боя. Автодорожные мосты через горные реки Кодор, Чхалта, Гвандра, Клыч и другие были капитальными, то есть каменными. По ним могли передвигаться тяжелая техника, танки, боевые бронированные машины и т.д. Грузины в любое время могли наращивать свою группировку живой силой, вооружением и боевой техникой.

 

При своем стремительном бегстве грузины не успели взорвать за собой мосты через горные реки, хотя взрывчатка под их основание была заложена. Абхазские саперы при продвижении вперед вовремя обезвредили опасные находки и сохранили мостовые переходы через реки.

 

И еще один момент, на который обратил внимание полковник С. Аршба. Грузины при помощи американцев смогли при подготовке и в ходе боевых действий в Южной Осетии быстро сформировать бригады резервистов и перебросить их в районы, где шли бои. Другое дело, что они имели невысокую боеспособность и низкий морально-боевой дух. Но сам факт их быстрого сколачивания и ввода в бой о многом говорит. Здесь был вовсю использован опыт частей национальной гвардии США — стратегического резерва американских вооруженных сил. При хорошем для грузин раскладе, если бы им с помощью заокеанских друзей удалось создать боеспособный резерв, и в Южной Осетии, и в Абхазии защитникам этих республик, да и российским военным, пришлось бы туго. Тем более что в Грузии мобилизационный резерв значителен. Бои с обеих сторон тогда могли бы принять ожесточенный и затяжной характер. И неизвестно, чья бы сторона взяла верх. Надо извлекать из произошедшего определенные выводы. Тем более что грузины не успокоились и не успокоятся. События последних месяцев показывают, что они тоже сделали определенные выводы из короткой войны. И теперь более основательно, используя иностранную военную и экономическую помощь, будут готовиться к реваншу.

 

Во многом на положительные результаты операции в Верхних Кодорах повлияло то, что части и подразделения Вооруженных Сил России предотвратили активизацию действий Саакашвили по нанесению ударов по Абхазии.

 

В. Анзин, «Солдат удачи», 2009